Действительно ли подавляющее большинство мусульман мирные и умеренные?

Материал из ВикиИслама — веб-ресурса, посвященного Исламу
Перейти к: навигация, поиск
Pen-Icon.png Эта статья — эссе, написанное критиком Ислама, чье
мнение не обязательно отражает позицию ВикиИслама.

Введение[править]

Несомненно, когда-нибудь наступит время, и масс-медиа, вкупе с апологетами Ислама, торжественно возвестят: «Экстремисты в Исламе составляют явное меньшинство!» Мусульмане и кафиры дружно начнут делать бессмысленные заявления наподобие «теперь лишь 0,01 % от общего числа правоверных подвержены экстремистским настроениям».

Сегодня же, судя по данным многочисленных опросов и исследований (как независимых, так и вполне научных), подобное утверждение является в корне лживым. Этот факт заставляет защитников Ислама придерживаться несколько иной риторики. Теперь они утверждают, что «подавляющее большинство последователей Мухаммеда — мирные умеренные мусульмане».

Действительно ли «подавляющее большинство» из 1,5 миллиарда последователей Мухаммеда миролюбивые и «умеренные»? Хороший вопрос. Нам постоянно внушают, что именно такими мусульмане и являются. Но соответствует ли это пропагандистское заявление реальности?

Далия Могахед и Джон Эспозито[править]

Далия Могахед и Джон Эспозито — авторы книги «Кто говорит за Ислам», основанной на анализе опроса, проведенного агентством Gallup в 2008 году. Их труд призван ответить на этот, казалось бы, простой вопрос.

К сожалению, как Джон, так и Далия — типичные апологеты исламской идеологии, тесно сотрудничающие с организацией «Братья-мусульмане». Неудивительно, что «выводы» их книги грубо подогнаны под желаемый результат.

Судите сами: авторы заявляют, что лишь 7 % (!) от числа мусульман — «политические радикалы». Тем не менее, чтобы достичь такой скромной цифры, Эспозито и Могахед были вынуждены включить в число «мирных и умеренных мусульман» даже тех, кто признает «частично справедливым» двойной теракт в США, печально известный как 9/11. В число умеренных попали и явные сторонники насаждения шариатской идеологии, а также те, кто одобряет самоподрывы террористов-смертников. На их фоне противники равноправия женщин, тоже включенные в пресловутые 93 %, выглядят и впрямь «умеренными».

Цитата из The Weekly Standard:

В своей статье она и Эспозито писали: «Респонденты, которые оправдывали теракт 9/11, классифицированы как радикалы (им присвоена 4 и 5 ступень соответствующей шкалы)». Однако в книге, написанной двумя годами позже, те же самые авторы причисляют к радикалам лишь весьма небольшую группу тех, кто «удостоился» пятой ступени. Но во время фуршета Могахед обмолвилась, что большинство «умеренных» таковыми вовсе не являются.

Далия Могахед: Не могу вскрыть свою черепную коробку и припомнить точные цифры (красноречиво, не так ли?), но мы с Эспозито намерены включить результаты этих исследований в обновленный вариант книги, а также разместить их на сайте.

Дабы прояснить пару-тройку вещей о данной книге, отметим — это вам не какие-то результаты опросов в твердой обложке. Это произведение повествует о современном мусульманском мире, а те данные лишь служат неким подспорьем для анализа ситуации. И вот что важно: книга предназначена для широкой аудитории и не представляет из себя некий отчет, интересный лишь специалистам. Одной из главных причин, по которой Gallup продает подписку на эти данные, является банальная жажда наживы. «Мы — не альтруисты, не благотворительная организация, не какая-нибудь The Pew, а компания, делающая деньги. Мы — Gallup. Так что не думайте, что данные, на сбор которых мы потратили 20 миллионов долларов из своего кармана, будут лежать в свободном доступе. Просто, примите это к сведению…»

Итак, каким же образом мы поступили с политическими радикалами, которых так неудачно «обозвали» в своей книге? А вот как: люди, получившие «пятерку» по шкале классификатора и оправдывающие 9/11, сильно отличались от «четверок» по многим показателям. В начале же, когда у нас еще не было достаточно большого массива информации, чтобы провести детальный анализ, мы сочли, что смешать в кучу «четверок» и «пятерок» будет наиболее верным решением.

Репортер: И какой процент был у истинных радикалов?

Далия Могахед: Я не помню, серьезно! Думаю, что их число колебалось в пределах 7–8 процентов (вообще-то в книге упоминается число 6,5 %).

Репортер: Т. е. 7 % «четверок» и столько же «пятерок»?

Далия Могахед: Да, мы смешали их в кучу и стали делать анализ. Потом, когда у наc накопилось достаточно данных, чтобы сделать выводы, мы обнаружили следующее: «пятерки» сильно отличались от «четверок», а вот «единицы», «двойки», «тройки» и «четверки» выглядели весьма похожими. (Затем, Могахед объяснила, что при ответе на вопрос о смертниках и самоподрывах, те люди, которые частично оправдывали 9/11, совпали во мнениях с теми, кто двойному теракту в США вообще не находили никакого оправдания.) А вот пресловутые «пятерки» и тут отличились, поэтому из-за их оценки деятельности шахидов, пришлось этих людей выделить в отдельную группу. Остальные же (от «единиц» до «четверок» включительно) к самоподрывам отнеслись отрицательно, что позволило их объединить в другую группу. Вот так мы и разделили политических радикалов в нашем исследовании.

Да, мы объединили эти две группы и провели анализ. Когда у нас появилось больше данных, мы смогли увидеть, что и «четверки» не являются такими уж умеренными… Я не знаю… Когда вы пишите книгу, то стараетесь применять понятные людям термины. Вы знаете, может быть, весь наш анализ и не был особенно грамотным с технической точки зрения, но так уж мы решили его провести.

Так, вот оно что! Могахед публично признала, что, несмотря на то, что авторы были в курсе того, что ряд респондентов вовсе не являлись умеренными, их все же включили в общее число. Она и Эспозито просто-напросто состряпали книгу и намеренно исказили результаты. Очевидно, что судя по выкладкам из собственных исследований авторов, в мире — не 91 миллион радикальных исламистов, а почти вдвое больше. Должно быть, Далия и Джон внутренне содрогнулись при виде настоящей картины, которая по забавному стечению обстоятельств совпадает с пессимистичными прогнозами Дэниэля Пайпса, ученого, исследования которого Могахед и Эспозито называли не иначе, как исламофобскими. Если перефразировать Далию, может быть, их классификация и «не стала самой точной», но авторы довольно хитро снизили реальное число радикально настроенных мусульман, включив примерно 78 миллионов из них в разряд «умеренных четверок».

Маскировка истинных результатов вообще получается крайне грубой. Если взять полную версию результатов, касающихся лишь только оценки двойного теракта в США, мы увидим, что помимо упомянутых выше 13,5 %, есть еще 23,1 % респондентов (300 миллионов человек), указавших, что атаки на Башни-близнецы в Америке были «в той или иной степени оправданы». Эспозито и Могахед и словом не обмолвились об этой громадной волне нетерпимости, на которой и стараются выехать радикалы.

Далее, существуют и более грубые подтасовки, не считая явное мошенничество с ответами на вопрос о 9/11, когда вопрос ставится ребром — кто же из опрошенных являются «радикалами». Как бы смешно это ни звучало, но, согласно заверениям авторов книги, наиболее приемлемый термин для мусульманина, ненавидящего Штаты, жаждущего установления всемирного шариата, поддерживающего атаки террористов-смертников, а также (какая мелочь!) выступающего против равноправия женщин и мужчин — «умеренный».
Robert Satloff: Just Like Us! Really? (англ.)The Weekly Standard, 12 мая 2008 г., т. 13, № 33 (архивная копия от 5 ноября 2011 г.)

Как видно из приведенных выше цифр, 36,6 % мусульман считают, что массовая гибель невинных кафиров (и даже некоторых мусульман) во время теракта 9/11 была или полностью, или частично справедлива и обоснованна. А это уж точно никак не вяжется с утверждением, что «подавляющее большинство мусульман мирные и умеренные»!

Забавно, что эти «умеренные», судя по опросам, составляют большинство. Однако, в то время, как в реальности почти 4 из 10 мусульман — «радикалы», поддерживающие террористическую деятельность, назвать основную часть последователей Ислама мирным как-то язык не поворачивается.

Поддержка шариата и убийства за выход из Ислама[править]

Как справедливо заметил Роберт Сатлофф из The Weekly Standard, результаты данного опроса, содержащего пункты о теракте 9/11 и призванного установить, кто из мусульман умеренный, а кто нет, полностью сфальсифицированы. Доходит до смешного. Даже если отдельно взятый мусульманин и признает бесчеловечность атак на Башни-близнецы, то уж от распространения шариата по миру он отказываться не намерен. Противников женского равноправия среди опрошенных тоже безумно много, так как же их тогда можно относить к «умеренным»?

А вот число потенциальных экстремистов среди мусульман намного больше, чем вы думаете. В исламских странах, если идея джихада и не поддерживается открыто, то уж одобрение убийства «муртадов» (вероотступников) на каждом шагу. Чисто логически, и те, и другие (джихадисты и сторонники убийства бывших мусульман) являются экстремистами или «политическими радикалами».

Пакистан, Индонезия, Великобритания[править]

Я недавно завершил кое-какие исследования о числе экстремистов в Пакистане, после того, как прочел занятную вещь в опросе The Pew от декабря 2010 года. Там говорилось, что «даже сегодня большинство мусульман выступают за то, чтобы в их странах светские законы были заменены на нормы шариата, среди которых можно выделить побивание камнями за супружескую измену, отрубание рук за воровство, смерть за выход из Ислама и т. д.»[1][2]

Взяв Пакистан как самый характерный пример, я заметил, что 76 % его жителей одобряют убийство неверных. Страна с населением в 172,8 млн. человек[3], 90 % из которых — мусульмане[4]! Это значит, что целых 126 млн. в ней придерживаются радикальных взглядов и лишь 13 % «воздержались» бы от физического устранения «муртадов».

Таким образом, исходя из неоспоримых фактов, мусульманские экстремисты — вовсе не «ничтожное меньшинство». Они формируют как раз абсолютное большинство в Пакистане и некоторых других странах, где проводился опрос The Pew. К слову, радикалы Пакистана составляют 8 % от общего числа всех мусульман мира, а их на сегодняшний день насчитывается полтора миллиарда. К таким шокирующим выводам мы пришли, не взяв в расчет того, что среди оставшейся части «умеренных» пакистанских мусульман, не поддерживающих убийства за выход из Ислама, вполне могут быть те, кто поддерживает идею джихада.

А в «умеренной» Индонезии опрос, проводившийся с 2001 по март 2006 года, выявил, что 43,5 % респондентов «были готовы принять участие в войне за веру», 40 % же применили бы насилие против тех, кто «хулит Ислам»[5]. 85 % из двухсот тридцати миллионного населения страны — мусульмане, что означает: 87 миллионов индонезийцев, то есть, каждый 4 из 10 тамошних правоверных — экстремисты, да еще и весьма агрессивные.

Необходимо отметить, что все эти индонезийские радикалы не просто пассивно поддерживают наиболее экстремистские проявления в Исламе, но и готовы активно в них участвовать. Если бы нам были известно количество тех, кто просто одобряет джихад на словах, но сам в нем участия бы не принял, как в Пакистане, в число экстремистов точно пришлось бы записать бо́льшую часть всех «правоверных». И, опять-таки, это еще не принимая во внимание тот факт, что множество индонезийцев, поддерживающих побивание камнями за измену (42 %)[2] и убийство «муртадов» (30 %)[2] могут отказаться рисковать своими жизнями в джихаде. Однако за свои варварские взгляды они, без сомнения, должны считаться экстремистами.

К сожалению, картина не становится радужнее, если перейти к изучению воззрений современных молодых мусульман, родившихся уже на Западе, которые зачастую демонстрируют куда более экстремистские взгляды, чем их восточные братья. Например, в Великобритании, где каждый из трех мусульман в возрасте от 16 до 24 уверен в том, что «вероотступников следует убивать»[6], лишь три процента «правоверных» выступают за «свободу слова»[7].

Другие факты и свидетельства[править]

В дополнение к этим неопровержимым доказательствам, существует еще и ряд других фактов, свидетельствующих о том, что выводы о мирном и умеренном большинстве — полная чушь. К примеру:

  • В Египте двадцатитысячная толпа мусульман попыталась ворваться в христианскую церковь. Они требовали смерти местного священника. Озверевшая толпа мусульман загнала несколько десятков прихожан-коптов в здание церкви, а затем принялись забрасывать ее камнями и горящими факелами. После этого они перешли на дома и машины христиан[8]. И это — «мирное меньшинство»? Каким образом орава в 20 000 экстремистов вообще могла провернуть такую акцию в стране, где все якобы являются «умеренными мусульманами»?
  • В Бангладеш по настоянию местных исламских лидеров полиция пытала пастора и еще двух христиан за то, что те открыто объявили о своей религиозной принадлежности. На следующий день тысячи мусульман собрались перед зданием деревенской администрации и принялись скандировать: «Мы хотим общество, свободное от христиан», «Мы не позволим христианам жить в Чуаданга»[9]. Опять же, в этой акции принимало участие чуть ли не все население деревни, а не «несколько экстремистов».
  • Вернемся в Египет, где толпа чуть меньших размеров — всего лишь в 3 000 человек, напала на коптов в деревне Кобри-эль-Шарбат (эль-Америйя). Перед тем как предать жилища коптов огню, их дома и магазины были ограблены, а имущество вывезено[10].
  • А теперь обратно в Пакистан. Три церкви, два дома священников, один женский монастырь, одна школа и дома трех христианских семей были сожжены толпой обезумевших фанатиков численностью в 2 500 человек[11].
  • И вновь Египет: две монахини были блокированы в гостевом домике, принадлежащем Школе иностранных языков Нотр-Дам, сборищем агрессивно настроенных «правоверных». Собравшиеся (а их было не менее полутора тысяч) размахивали ножами, мечами (!) и факелами, угрожая «выкурить монахинь наружу» огнем и дымом[12].
  • И еще о стране фараонов. Свыше 300 мусульманских служителей Фемиды (да, именно юристы, а не безграмотные селяне) подписали смертные приговоры для христиан, обвиненных в богохульстве, не дав им даже права на защиту[13]. Мало того, что адвокаты христиан не были допущены в зал суда, но и самому верховному судье пришлось спасаться от неминуемого линчевания бегством через черный ход.

«Ничего не решающее» мирное большинство[править]

Данных о мусульман теперь у нас вполне достаточно, поэтому в будущем можно будет провести более детальный анализ ситуации в Пакистане и Индонезии, а также охватить все мусульманские страны. Но перед тем как закончить свое повествование, хотелось бы добавить кое-какую информацию от друга:

Из полутора миллиардов мусульман, подавляющее большинство живет мирно. Чуть ли не все они — уважающие закон и порядок граждане. Что ж, пусть будет так. В нацистской Германии была в точности такая же ситуация в сороковые годы 20 века. Причем, многие из будущих фашистов являлись примерными отцами и любящими мужьями, а их матери и жены желали своим мужчинам лишь добра. В концентрационных лагерях работали считанные единицы, а военные преступления и зверства совершали далеко не все солдаты Вермахта. Когда мусульмане придут к власти, я ожидаю примерно того же самого, а то и худшего. Кучка фанатиков устроит очередной Холокост, а «законопослушные граждане» даже не попытаются им как-то воспрепятствовать. Причем, многие из мусульман, вероятно, будут считать, что «это противоречит канонам Ислама».

В сущности, как бы ни развивались события, как раз с молчаливого одобрения «умеренного» большинства мусульман все и случится. Ситуация с религиозными меньшинствами в исламских странах полностью это подтверждает. Во всех мусульманских государствах буддисты, индуисты, христиане и прочие подвергаются безжалостным «чисткам» и гонениям, их вынуждают покинуть земли предков или принять Ислам. И этим беднягам, с которыми «правоверные» обращаются не лучше, чем нацисты — со славянами, цыганами или евреями, сложно объяснить, что 99,99 % последователей Мухаммада — «мирные».

Развивая данную мысль, воспользуемся словами Мартина Лютера Кинга:

Тот, кто видит творимое зло и не препятствует ему, виновен в нем столь же несомненно, как и тот, кто сие зло распространяет. Тот, кто зло принимает молча, лишь оказывает ему услугу[14].

См. также[править]

Примечания[править]

  1. Devonia Smith: Pew Poll: Most Muslims favor law to allow Islam stoning , amputation & death (англ.)Examiner, 8 декабря 2010 г., проверено 25 июля 2013 г. (архивная копия от 13 декабря 2010 г.)
  2. 2,0 2,1 2,2 Muslim Publics Divided on Hamas and Hezbollah (англ.)Pew Research Center, 2 декабря 2010 г., проверено 25 июля 2013 г. (архивная копия от 25 марта 2013 г.)
  3. 2008 World Population (англ.)Population Reference Bureau, проверено 25 июля 2013 г. (архивная копия от 1 мая 2013 г.)
  4. Population By Religion (англ.)Statistics Division, Government of Pakistan (архивная копия оригинала от 27 августа 2010 г.)
  5. Ridwan Max Sijabat: Survey reveals Muslim views on violence (англ.)The Jakarta Post, 28 июля 2006 г. (архивная копия оригинала от 22 августа 2006 г.)
  6. Stephen Bates: More young Muslims back sharia, says poll (англ.)The Guardian, 29 января 2007 г., проверено 25 июля 2013 г. (архивная копия от 26 июня 2013 г.)
  7. Bootie Cosgrove-Mather: Many British Muslims Put Islam First (англ.)CBS News, 14 августа 2006 г. (архивная копия от 6 апреля 2011 г.)
  8. Mary Abdelmassih: 20,000 Muslims Attempt to Kill Pastor and Torch Church in Egypt (англ.)AINA, 15 февраля 2012 г. (архивная копия от 20 августа 2012 г.)
  9. Bangladesh: Police Torture Pastor, Two Others (англ.)Compass Direct News, 4 августа 2009 г., проверено 25 июля 2013 г. (архивная копия от 20 августа 2012 г.)
  10. Mary Abdelmassih: Over 3000 Muslims Attack Christian Homes and Shops in Egypt, 3 Injured (англ.)AINA, 28 января 2012 г., проверено 25 июля 2013 г. (архивная копия от 20 августа 2012 г.)
  11. Yaqoob Khan Bangash: Mob wreaks havoc in Sangla Hill, Pakistan (англ.)Franciscans International, 29 ноября 2005 г. (архивная копия оригинала от 20 августа 2012 г.)
  12. Saudi Arabia’s Grand Mufti Calls For Destruction Mideast Churches; Nuns Attacked In Egypt (англ.)BosNewsLife, 16 марта 2012 г., проверено 25 июля 2013 г. (архивная копия от 20 августа 2012 г.)
  13. Mary Abdelmassih: 300 Muslim Lawyers Storm Egyptian Court, Prevent Lawyers for Christian From Entering (англ.)AINA, 16 марта 2012 г., проверено 25 июля 2013 г. (архивная копия от 20 августа 2012 г.)
  14. Martin Luther King, Jr. Quotes (англ.)BrainyQuote, проверено 25 июля 2013 г. (архивная копия от 20 августа 2012 г.)