Высказывания известных людей об Исламе — различия между версиями

Материал из ВикиИслама — веб-ресурса, посвященного Исламу
Перейти к: навигация, поиск
[досмотренная версия][досмотренная версия]
м
Строка 39: Строка 39:
 
{{Цитата
 
{{Цитата
 
|Какое тяжелое проклятие налагает мусульманство на своих последователей: кроме фанатичного озлобления, которое также опасно в человеке, как бешенство в собаке, еще эта страшная фаталистическая апатия. Результаты сказываются во многих странах – ужасные манеры, никудышное земледелие, скверные методы торговли, неуверенность существуют там, где живут и правят наследники Пророка. Нет более сильной ретроградной силы в мире. Мусульманство не только не умирает, это воинствующие и вербующие последователи религии, она уже распространилась в Центральной Африке, и не будь христианство защищено твердой рукой науки, той самой рукой, против которой она тщетно сражалась, цивилизация современной Европы могла бы пасть подобно цивилизации Античного Рима. По магометанскому закону любая женщина должна принадлежать какому-либо мужчине – как ребенок, жена или наложница, поэтому рабство не исчезнет до конца до тех пор, пока исламская вера не перестанет быть великой силой среди людей.}}
 
|Какое тяжелое проклятие налагает мусульманство на своих последователей: кроме фанатичного озлобления, которое также опасно в человеке, как бешенство в собаке, еще эта страшная фаталистическая апатия. Результаты сказываются во многих странах – ужасные манеры, никудышное земледелие, скверные методы торговли, неуверенность существуют там, где живут и правят наследники Пророка. Нет более сильной ретроградной силы в мире. Мусульманство не только не умирает, это воинствующие и вербующие последователи религии, она уже распространилась в Центральной Африке, и не будь христианство защищено твердой рукой науки, той самой рукой, против которой она тщетно сражалась, цивилизация современной Европы могла бы пасть подобно цивилизации Античного Рима. По магометанскому закону любая женщина должна принадлежать какому-либо мужчине – как ребенок, жена или наложница, поэтому рабство не исчезнет до конца до тех пор, пока исламская вера не перестанет быть великой силой среди людей.}}
 +
== Герд Пуин ==
 +
Герд Пуин (1940) – немецкий ученый, один из ведущих авторитетов по Корану и научной интерпретации древних рукописей, специалист палеографии арабского языка
 +
{{Цитата
 +
|Коран заявляет о себе, что он ясен и понятен, но если вы прочитаете его, вы увидите, что каждое пятое предложение в нем не имеет смысла. Многие мусульмане скажут вам, что это не так, но факт заключается в том, что пятая часть Корана просто непонятна. Это то, что вызывает беспокойство в отношении традиционных переводов. Если Коран не понятен, если он не может быть понят даже на-арабском, то он не переводим на любой язык. Вот чего боятся мусульмане.}}
 +
== Ибн Каммуна ==
 +
Ибн Каммуна, средневековый философ
 +
{{Цитата
 +
|Нет доказательств, что Мухаммед добился совершенства и способности совершенствовать других, как он требовал.
 +
"Вот почему до настоящего времени мы никогда не видели кого-либо, кто обращался в ислам иначе как из страха, или из жажды власти, или во избежание тяжкого налогообложения, или унижения, или будучи взятым в плен, или из-за страстной влюблённости в женщину-мусульманку, или из-за подобной причины. И мы не видели уважаемого, богатого и благочестивого немусульманина, хорошо осведомлённого как в основах своей веры, так и в исламе, чтобы он перешёл в исламскую веру без одного из упомянутых выше или подобных мотивов.}}
 +
<ref>(Ibn Kammuna, Examination of the Three Faiths, trans. Moshe Perlmann (Berkeley and Los Angeles, 1971), pp. 148–49)</ref>
 +
== Омар Хайям ==
 +
Гиясаддин Абу-ль-Фатх Омар ибн Ибрахим аль-Хайям Нишапури (перс. غیاث ‌الدین ابوالفتح عمر بن ابراهیم خیام نیشابورﻯ‎;  18 мая 1048, Нишапур — 4 декабря 1131[1], там же) — персидский поэт, философ, математик, астроном, астролог.
 +
{{Цитата
 +
|Дух рабства кроется в кумирне и в Каабе
 +
Трезвон колоколов-язык смиренья рабий
 +
И рабства черная печать равно лежит
 +
На четках и кресте, на церкви и михрабе}}
  
 +
{{Цитата
 +
|Не позор и не грех — в харабат забрести.
 +
Благородство и мудрость у пьяниц в чести.
 +
Медресе — вот рассадник невежд с подлецами!
 +
Я без жалости их повелел бы снести.}}
 +
 +
{{Цитата
 +
|Скоро праздник великий, Аллаху хвала!
 +
Скоро все это стадо пропьется до тла:
 +
Воздержанья узду и намордник намаза
 +
Светлый праздник господень снимает с осла!}}
 +
 +
{{Цитата
 +
|Мы, покинувши келью, в кабак забрели,
 +
Сотворили молитву у входа, в пыли.
 +
В медресе и в мечети мы жизнь загубили —
 +
В винном погребе снова ее обрели.}}
 +
 +
{{Цитата
 +
|Вхожу в мечеть. Час поздний и глухой.
 +
Не в жажде чуда я и не с мольбой:
 +
Когда-то коврик я стянул отсюда,
 +
А он истерся. Надо бы другой... }}
 +
 +
{{Цитата
 +
|Чтобы Ты прегрешенья Хайяма простил
 +
Он поститься решил и мечеть посетил.
 +
Но, увы, от волненья во время намаза
 +
Громкий ветер ничтожный твой раб испустил!}}
 +
 +
{{Цитата
 +
|К черту пост и молитву, мечеть и муллу!
 +
Воздадим полной чашей аллаху хвалу.
 +
Наша плоть в бесконечных своих превращеньях
 +
То в кувшин превращается, то в пиалу.}}
 +
 +
{{Цитата
 +
|Закрой Коран. Свободно оглянись
 +
И думай сам. Добром — всегда делись.
 +
Зла — никогда не помни. А чтоб сердцем
 +
Возвыситься — к упавшему нагнись.}}
 +
 +
{{Цитата
 +
|Душой ты безбожник с Писаньем в руке,
 +
Хоть вызубрил буковки в каждой строке.
 +
Без толку ты оземь башкой ударяешь,
 +
Ударь лучше оземь всем тем, что в башке!}}
 +
 +
{{Цитата
 +
|Лучше пить и веселых красавиц ласкать,
 +
Чем в постах и молитвах спасенья искать.
 +
Если место в аду для влюбленных и пьяниц,
 +
То кого же прикажете в рай допускать?}}
 +
 +
{{Цитата
 +
|Рай здесь нашел, за чашею вина, я
 +
Средь роз, близ милой от любви сгорая.
 +
Что слушать толки нам про ад и рай!
 +
Кто видел ад? Вернулся кто из рая?}}
 +
 +
{{Цитата
 +
|Мой совет: будь хмельным и влюбленным всегда,
 +
Быть сановным и важным - не стоит труда.
 +
Не нужны всемогущему Господу Богу
 +
Ни усы твои, друг, ни моя борода!}}
 +
 +
{{Цитата
 +
|Говорят: "Будут гурии, мед и вино -
 +
Все услады в раю нам вкусить суждено".
 +
Потому я повсюду с любимой и с чашей, -
 +
Ведь в итоге к тому же придем все равно.}}
 +
== Абу-ль-Аля аль-Маарри ==
 +
Абу-ль-Аля аль-Маарри,сирийский поэт IХ века н. э
 +
{{Цитата
 +
|Твердят христиане: "Всесилен Христос"
 +
Ну, как не дивиться той силе!
 +
Какой бы всесильный безропотно снес,
 +
Когда его смертные били!
 +
Нам хвалят евреи свое божество
 +
О добром твердят Иегове
 +
Он добрый? Как странно! Тогда отчего
 +
Он требует жертвенной крови?!
 +
Разумностью, логикой веры своей
 +
И ты не хвались, мусульманин!
 +
В дороге пройдя мимо _сотен_ камней,
 +
Лишь в Мекке целуешь ты камень.
 +
Религии хитрым сплетением слов
 +
Силки для людей раставляют.
 +
Различны силки - неизменен улов:
 +
Глупцы в них всегда попадают.}}
  
 
== Примечания==
 
== Примечания==

Версия 16:36, 31 мая 2013

Многие мусульмане, в попытках доказать истинность своей религии, часто приводят в пример слова тех или иных известных людей. Но не все так однозначно! По-настоящему большое количество известных людей очень критические относились к Исламу, в чем мы сейчас с вами убедимся.

Абу Бакр Мухаммед аль-Рази

Абу Бакр Мухаммад аль-Рази (865-925) - персидский врач, химик и философ:

Когда людей этой религии (ислама) спрашивают о доказательствах правильности их религии, они вспыхивают, сердятся и проливают кровь, тех, кто задает эти вопросы. Они запрещают рациональное исследование и стремятся убить своих противников. Поэтому истина у них тщательно замалчивается и скрывается.
Вы утверждаете, что чудо существует и это чудо - Коран. Вы говорите: "Пусть тот, кто отрицает это, создаст нечто подобное". В мире созданы тысячи подобных вещей в работах ученых, ораторов и поэтов, в которых в более ясной и лаконичной форме выражены государственные вопросы, они лучше передают смысл, их рифма красивее и имеет лучший метр. Вы указываете на работу, которая повествует о древних мифах, полна противоречий и не содержат никакой полезной информации или объяснений, и после этого вы говорите: "Создайте нечто подобное?

[1]

Томас Карлейль

Томас Карлейль (1795-1881) - шотландский писатель, публицист, историк:

Я должен сказать, что Коран - наиболее утомительное чтение из всего, что я когда-либо читал. Изнурительная, сбивчивая мешанина, сырой, грубый материал с бесконечными повторениями, неотшлифованный, путанный - одним словом - невыносимая глупость! Коран есть беспорядочный фермент сильной, грубой человеческой души; его автор - грубый и наивный, который даже не умеет читать, но горячо и серьезно старается выразить себя в словах. Я сказал "глупость", однако не природная глупость характеризует книгу Магомета, а, скорее, не-окультурность (uncultivation). Человек, необученный слову, в спешке, под давлением обстоятельств, он не имел возможности развить в себе соответствующую культуру речи

Соломон Райнх

Саломон Райнх (1858-1932) - французский археолог:

С литературной точки зрения, Коран имеет мало достоинств. Декламация, повторения, незрелость, отсутствие логики и последовательности сбивают неподготовленного читателя на каждом шагу. Унизительно для человеческого интеллекта думать, что этот посредственный текст был предметом бесчисленных комментариев, и что миллионы людей по-прежнему тратят время на его усвоение.

Артур Шопенгауэр

Артур Шопенгауэр (1788-1860) - немецкий философ

Рассмотрим Коран, этой жалкой книги было достаточно, чтобы начать мировую религию, чтобы удовлетворять метафизические потребности миллионов в течении тысячи двухсот лет, чтобы стать основой их морали и вдохновить их на кровавые войны и завоевания. В этой книге мы находим самые печальные и беднейшие формы теизма. Многое, возможно, потеряно в переводе, но я не смог обнаружить в Коране ни одной ценной идеи.

[2]

Алексис де Токвиль

Алексис де Токвиль (1805-1859) - французский историк, политический мыслитель:

Я много изучал Коран. Я вышел из этого исследования с убеждением, что было лишь несколько религий в мире настолько же смертельных для человечества, как религия Мухаммада. В этом основная причина упадка мусульманского мира. Хотя религия Мухаммада менее абсурдна, чем многобожие, но его социальные и политические тенденции более абсурдны, поэтому я рассматриваю ислам как форму упадка, а не прогресса по отношению к язычеству

[3]

Уинстон Черчилль

Сэр Уи́нстон Леона́рд Спе́нсер-Че́рчилль (англ. Sir Winston Leonard Spencer-Churchill, МФА ['ʧɜːʧɪl][1] ; 30 ноября 1874, Бленхеймский дворец — 24 января 1965, Лондон) — британский государственный и политический деятель, премьер-министр Великобритании в 1940—1945 и 1951—1955 годах; военный, журналист, писатель, почётный член Британской академии (1952)[2], лауреат Нобелевской премии по литературе (1953).

Какое тяжелое проклятие налагает мусульманство на своих последователей: кроме фанатичного озлобления, которое также опасно в человеке, как бешенство в собаке, еще эта страшная фаталистическая апатия. Результаты сказываются во многих странах – ужасные манеры, никудышное земледелие, скверные методы торговли, неуверенность существуют там, где живут и правят наследники Пророка. Нет более сильной ретроградной силы в мире. Мусульманство не только не умирает, это воинствующие и вербующие последователи религии, она уже распространилась в Центральной Африке, и не будь христианство защищено твердой рукой науки, той самой рукой, против которой она тщетно сражалась, цивилизация современной Европы могла бы пасть подобно цивилизации Античного Рима. По магометанскому закону любая женщина должна принадлежать какому-либо мужчине – как ребенок, жена или наложница, поэтому рабство не исчезнет до конца до тех пор, пока исламская вера не перестанет быть великой силой среди людей.

Герд Пуин

Герд Пуин (1940) – немецкий ученый, один из ведущих авторитетов по Корану и научной интерпретации древних рукописей, специалист палеографии арабского языка

Коран заявляет о себе, что он ясен и понятен, но если вы прочитаете его, вы увидите, что каждое пятое предложение в нем не имеет смысла. Многие мусульмане скажут вам, что это не так, но факт заключается в том, что пятая часть Корана просто непонятна. Это то, что вызывает беспокойство в отношении традиционных переводов. Если Коран не понятен, если он не может быть понят даже на-арабском, то он не переводим на любой язык. Вот чего боятся мусульмане.

Ибн Каммуна

Ибн Каммуна, средневековый философ

Нет доказательств, что Мухаммед добился совершенства и способности совершенствовать других, как он требовал. "Вот почему до настоящего времени мы никогда не видели кого-либо, кто обращался в ислам иначе как из страха, или из жажды власти, или во избежание тяжкого налогообложения, или унижения, или будучи взятым в плен, или из-за страстной влюблённости в женщину-мусульманку, или из-за подобной причины. И мы не видели уважаемого, богатого и благочестивого немусульманина, хорошо осведомлённого как в основах своей веры, так и в исламе, чтобы он перешёл в исламскую веру без одного из упомянутых выше или подобных мотивов.

[4]

Омар Хайям

Гиясаддин Абу-ль-Фатх Омар ибн Ибрахим аль-Хайям Нишапури (перс. غیاث ‌الدین ابوالفتح عمر بن ابراهیم خیام نیشابورﻯ‎; 18 мая 1048, Нишапур — 4 декабря 1131[1], там же) — персидский поэт, философ, математик, астроном, астролог.

Дух рабства кроется в кумирне и в Каабе

Трезвон колоколов-язык смиренья рабий И рабства черная печать равно лежит

На четках и кресте, на церкви и михрабе
Не позор и не грех — в харабат забрести.

Благородство и мудрость у пьяниц в чести. Медресе — вот рассадник невежд с подлецами!

Я без жалости их повелел бы снести.
Скоро праздник великий, Аллаху хвала!

Скоро все это стадо пропьется до тла: Воздержанья узду и намордник намаза

Светлый праздник господень снимает с осла!
Мы, покинувши келью, в кабак забрели,

Сотворили молитву у входа, в пыли. В медресе и в мечети мы жизнь загубили —

В винном погребе снова ее обрели.
Вхожу в мечеть. Час поздний и глухой.

Не в жажде чуда я и не с мольбой: Когда-то коврик я стянул отсюда,

А он истерся. Надо бы другой...
Чтобы Ты прегрешенья Хайяма простил

Он поститься решил и мечеть посетил. Но, увы, от волненья во время намаза

Громкий ветер ничтожный твой раб испустил!
К черту пост и молитву, мечеть и муллу!

Воздадим полной чашей аллаху хвалу. Наша плоть в бесконечных своих превращеньях

То в кувшин превращается, то в пиалу.
Закрой Коран. Свободно оглянись

И думай сам. Добром — всегда делись. Зла — никогда не помни. А чтоб сердцем

Возвыситься — к упавшему нагнись.
Душой ты безбожник с Писаньем в руке,

Хоть вызубрил буковки в каждой строке. Без толку ты оземь башкой ударяешь,

Ударь лучше оземь всем тем, что в башке!
Лучше пить и веселых красавиц ласкать,

Чем в постах и молитвах спасенья искать. Если место в аду для влюбленных и пьяниц,

То кого же прикажете в рай допускать?
Рай здесь нашел, за чашею вина, я

Средь роз, близ милой от любви сгорая. Что слушать толки нам про ад и рай!

Кто видел ад? Вернулся кто из рая?
Мой совет: будь хмельным и влюбленным всегда,

Быть сановным и важным - не стоит труда. Не нужны всемогущему Господу Богу

Ни усы твои, друг, ни моя борода!
Говорят: "Будут гурии, мед и вино -

Все услады в раю нам вкусить суждено". Потому я повсюду с любимой и с чашей, -

Ведь в итоге к тому же придем все равно.

Абу-ль-Аля аль-Маарри

Абу-ль-Аля аль-Маарри,сирийский поэт IХ века н. э

Твердят христиане: "Всесилен Христос"

Ну, как не дивиться той силе! Какой бы всесильный безропотно снес, Когда его смертные били! Нам хвалят евреи свое божество О добром твердят Иегове Он добрый? Как странно! Тогда отчего Он требует жертвенной крови?! Разумностью, логикой веры своей И ты не хвались, мусульманин! В дороге пройдя мимо _сотен_ камней, Лишь в Мекке целуешь ты камень. Религии хитрым сплетением слов Силки для людей раставляют. Различны силки - неизменен улов:

Глупцы в них всегда попадают.

Примечания