Двойная терминология

Материал из ВикиИслама — веб-ресурса, посвященного Исламу
Перейти к: навигация, поиск

Двойная терминология — демагогический прием, заключающийся в манипулировании понятиями, понимаемых разными сторонами по-разному.

Исламский контекст[править]

При воздействии на неисламскую публику пропагандист может начать употреблять слова, которые он и его публика понимают совершенно по-разному. Обыкновенно пропагандист знает об этом, в отличие тех же слушателей, которые могут и не догадываться о том, что они интерпретируют его слова не так, как их понимает пропагандист. К манипулируемым словам обычно относятся абстрактные моральные категории по типу «добро», «зло», «справедливость», «равенство», «мир» и т. д. Таким образом у слушателя может возникнуть иллюзия, будто пропагандист руководствуется теми же самыми моральными принципами, что и он.

К примеру, если мусульманин, говоря об Исламе, использует слово «справедливость», то он не имеет ввиду равноправие и справедливость закона. Здесь подразумевается справедливость в исламском понимании со всеми вытекающими последствиями. К примеру, согласно светскому пониманию справедливости, свидетельство мужчины и женщины ничем не отличается. Исламская «справедливость» вносит сюда оттенок сексизма, объявляя, что свидетельство женщины равняется лишь половине свидетельства мужчины. Суть же в том, что исламский пропагандист сознательно «забудет» сообщить о том, что целый ряд слов понимается им совсем иначе, если сравнивать с теми, на кого он пытается воздействовать.

Двойная терминология может также использоваться при порицании террористических актов, в которых погибло множество невинных людей. К примеру, известен случай с исламским духовным лидером Омаром Бакри Мухаммедом (Omar Bakri Mohammed), который 20 июля в ответ на все террористические акты в Лондоне публично заявил: «Я осуждаю убийства невинных людей», уточнив через два дня, что: «Да, я осуждаю убийства любых невинных людей, но только не кафиров». Один из его последователей, исламский проповедник Анджем Чоудари (Anjem Choudary), также объяснил в своем интервью BBC: «Когда мы [мусульмане] говорим „невинные люди“, мы подразумеваем мусульман. Что касается немусульман — то они не принимали Ислам, а это, на сколько нам известно, является преступлением против Аллаха».[1]

Для бо́льшего эффекта может использоваться тактика «красивых названий», суть которой прекрасно объяснил С. И. Поварнин в своем труде «Искусство спора»:

Не менее успешно применяются и «красивые названия» для того, например, чтобы смягчить впечатление от какого-нибудь факта, или «выдать ворону за ястреба» и т. д., и т. д. Слова «жулик» и «уголовный преступник» имеют очень неприятный оттенок; но если назвать того же человека «экспроприатором» — это звучит благородно. Иногда название служит лучше, чем любая ограда. Когда шайка уголовников занимает дом и грабит, с нею церемониться не будут. Но стоит им выкинуть «черный флаг» и назвать себя «анархистами» — и получится совсем иное впечатление.[2]

Применительно к исламскому контексту в качестве примера «красивого названия» может быть приведено слово «мученик». Если мусульманин использует это слово относительно убитого «во имя религии», слушатель может быть введен в заблуждение и поверить, что этот человек был убит за его веру, а не за то, что этот человек был уличен в совершаемом насилии или на поле боя войны.

См. также[править]

Примечания[править]

  1. Daniel Pipes: Can Infidels be Innocents? (англ.)danielpipes.org, 7 августа 2005 г., проверено 7 января 2014 г. (архивная копия от 7 января 2014 г.)
  2. C.И. Поварнин: Искусство спорапроверено 7 января 2014 г., гл. 21 «Произвольные доводы» (архивная копия от 7 января 2014 г.)